Когда родители и занимающиеся с детьми бабушки начинают говорить о школьной программе и учебниках, то “вскипает их разум возмущенный” так, что страшно подумать, что же будет в старших классах?
Единственное, что дает надежду, это то, что дальше программа будет построена более рационально.

Первое, о чем хотелось бы спросить у составителей пути прохождения начальной школы — зачем ставить оценки по таким предметам, как рисование, технология (не труд, как в советской школе, а технология) и музыка?

Дети и их учебники школьной программы в начальной школе

Невозможно научить человека сочинять музыку, писать картины и создавать скульптуры. Посчитайте, сколько времени отнимают такие уроки? Пусть дети рисуют, лепят из пластилина и поют, кто как может. Но зачем это оценивать? Дети в этом возрасте относятся к оценке очень серьезно, что надо поощрять, ведь это показывает качество получаемых знаний. И, когда отличник-второклашка рыдает над четверкой по рисованию, потому что она снижает его рейтинг в классе, ничего не остается, как сказать ему: “Да, наплевать, зато ты таблицу умножения еще в первом классе выучил и это помогает тебе на уроках математики”.

Но мы же взрослые люди и понимаем, что так делать категорически нельзя. Если мы будем объяснять ребенку, что на некоторые предметы можно просто “забить”, то дальше он сделает тоже самое с “ненужными” предметами, которыми он сам посчитает таковыми. И когда ему будет 12-13 лет, вы уже не сможете объяснить ему, с какой стати он должен отложить “Двух капитанов” или “Графа Монте-Кристо”, и читать такое занудство, как “Капитанская дочка”. Предметами, к которым нужно относиться серьезно и еще заниматься с репетиторами, для них останется математика, физика, химия, английский, и для тех, кто собирается в медицинский ВУЗ — биология. На все остальные предметы мы сами научили их не заморачиваться.

Так вернемся к нашим начинающим.

Детки, за редким исключением, в школу приходят с умением бегло читать, считать и решать примеры в пределах сотни, зная много стихов. Многие год-два уже с репетиторами английским занимались.
И тут, к ужасу родителей, их чад загоняют опять в детсадовские 3+5!

Дети и их учебники школьной программы в начальной школе

Математика.

Полтора года дети решают примеры в пределах двадцати. Только во второй половине второго класса начинают объяснять, что такое умножение и деление, но делается это все равно через сложение: 2 полки, по 3 книги на каждой. Если первый множитель — 2, то нужно сложить две тройки, если — 3, то сложите 3 тройки. Не бред?
Почему нельзя объяснить детям, что 6 х 8 и 8 х 6 — одно и тоже. И запомнив произведение 3 х 4, ребенку не надо учить 4 х 3. Так на таблицу умножения уйдет две недели. Итак, до конца второго класса мусолят умножение через сложение. А время идет…

Русский язык.

Да, надо знать глухие и звонкие согласные, эти знания потом пригодятся при запоминании правил. Но полгода убить на разбор слов: парная-непарная буква, глухая-звонкая, согласная-гласная и т. д. Но этого мало — надо еще разобрать слово так, как мы его слышим. Слово “собака” разбирают так: с — согласная и т. д., а! — гласная и т. д. То есть — собака, потому что мы так слышим. Зачем?

А ведь вы весь первый класс посвятили умению красиво и правильно писать буквы. Теперь это никому не нужно. Пишем в рабочих тетрадях по “Окружающему миру”, где вообще не разлинованные чистые листы, куда надо записывать…, хотя об этом позже.
Помните определение прилагательного? “Прилагательное — часть речи, обозначающая признак предмета и отвечающая на вопросы Какой?, и т.д.. Является второстепенным членом предложения и подчеркивается волнистой чертой”. Все предельно коротко и ясно. Почитайте, что написано в учебнике. Жуть! Язык сломаешь.

Окружающий мир.

Это просто ужас! Создается впечатление, что появление такого предмета было подарком на день рождения автору учебника Плешакову. Будет в программе и ботаника и биология. Зачем ребенку сейчас забивать голову корнями деревьев, формой листьев, названиями бабочек и цветов, которые взрослый человек слышит впервые. И еще многим из того, что дети в старших классах будут проходить основательно, а не кусками.

Но главное издевательство — это рабочая тетрадь. Его, Плешакова, почему-то очень интересует, где работают родители, чем они любят заниматься. А если у ребенка неблагополучная семья, а городок маленький, поэтому описать идеальные отношения в семье невозможно, все знают все и про всех? Ребенок так и должен написать, что папа пьет, а мамы дома не бывает, потому что она работает на двух работах? Ему, Плешакову, ребенка не жалко?

Дети и их учебники школьной программы в начальной школе

Но дите-то своих родителей все равно любит и, значит, писать он будет, что папа обожает делать полки на балконе, а мама вышивает крестиком и печет пироги целыми днями. Вот так школа учит их врать.

Повторимся, что место для написания всей той чуши, которую требует автор этого учебника, даже не разлинеенно. Вы за каким, скажите, год бились над ровненькими буковками с обязательным наклоном в прописях? Чтобы сейчас развозить по чистому листу кое-как нацарапанные ответы на идиотские вопросы, типа, “что нужно сделать, чтобы не загрязнялись реки”?

А еще ученый педагог Плешаков требует все нарисовать: свою школу, национальные костюмы России, каким ты видишь свой город в будущем, что тебе приснилось, опасные домашние предметы и прочую чушь. Сидит, не умеющий рисовать, круглый отличник и заливается слезами, потому что не может нарисовать утюг, а он привык все делать правильно, аккуратно и красиво. Мама берет в руки карандаш и пытается изобразить что-то, отдаленное похожее на гладильный прибор. Или папа распечатывает картинку из интернета и клеит ее вместо рисунка.

Английский язык.

Это просто пустое место. Ретятишки знают, как пишутся слова “королева”, “змея”, “тумбочка”, “свечи”. Ну, что значит, знают? Перелистнули страницу и забыли. На кой им та королева. Научите детей словам, которыми они могли бы оперировать хотя бы между собой: все местоимения плюс самые употребляемые слова, типа возьми, принеси, пойдем, дай, хочу, имею, стол, ложка, книга и т. п.

Выучить таблицу простого времени simple не займет много времени, но дети научатся составлять предложения. Но и здесь — нарисуй своего друга и напиши, как узнать его имя.

Потерянное время.

Если урок музыки, где дети не пели бы, а слушали самые известные музыкальные произведения и запоминали их авторов, сделать не раз в неделю, а раз в месяц, как и технологию, где мальчики учились бы тому, как вкручивать лампочку и что необходимо сделать, чтобы тебя при этом не треснуло током, а девочки узнавали бы, как правильно накрывать стол или пришивать пуговицу. Рисование удалить из программы вообще, или сделать его тоже раз в месяц познавательным уроком живописи известных художников, потому что рисовать их все равно не научат. Для этого есть художественные студии, где хотя бы преподаватели умеют рисовать. Минус два урока Плешакова.

Дети и их учебники школьной программы в начальной школе

Конечно, многие скажут заезженную фразу, о том, что “все знают, как лечить и как учить”.

Но давайте посчитаем: урок музыки, технологии, рисования и два часа Плешакова — минус пять часов в неделю. За это время можно дать детям значительно больше знаний по математике, по русскому языку и по английскому хотя бы чему-нибудь научить.
А, если подумать о том, что практически каждый ребенок посещает по две секции или кружка. К примеру, девочки — музыкальная школа и бассейн, мальчишки — спортивные секции (а это 3 раза в неделю + суббота) и репетитор по английскому.

Если убрать эти пять бессмысленно проводимых часов в школе и потраченное время на выполнение уроков по Плешакову, то может быть наши отличники заканчивали бы работу над домашним заданием не в 9 часов вечера, а значительно раньше. Они узнали бы, что в этом мире есть еще коньки и лыжи, игра в футбол с друзьями во дворе. Читали бы побольше… Как вам кажется?